но сначала — землянин!

Великие

Взбунтовавшийся пасынок русской культуры

Владимир Бондаренко, Международная еврейская газета

Иосиф БродскийОн себя сам не раз называл пасынком русской культуры, ну что ж, оставим за ним это определение. Что он имел в виду: свою национальность, свое кочевье, репрессивные меры государства по отношению к поэту — нам сейчас уже знать не дано. Но пасынок с юности начал бунтовать, и не только против конкретных властей, но и против романтических тенденций в русской литературе, против французского влияния на русскую поэзию, против азиатских, восточных прививок. Впрочем, бунт — это тоже давняя традиция в русской культуре. От Аввакума и до сегодняшнего Эдуарда Лимонова:

Я, пасынок державы дикой c разбитой мордой,
Другой, не менее великой, приемыш гордый

Читать далее

Не бабушка, а Бабель

Московский Комсомолец № 25741 от 9 сентября 2011 г.

Не бабушка, а Бабель

Ровно год назад умерла великая литературная вдова Антонина Пирожкова. Она родилась за год до того, как ушел из Ясной Поляны Лев Толстой, а умерла, успев проголосовать за первого чернокожего президента Америки. Последней великой вдовой называли ее литературоведы и журналисты.

Она пробыла замужем всего семь лет, а затем еще пятнадцать каждый день ждала мужа из ГУЛАГа, не зная, что он давно расстрелян.И всю оставшуюся долгую-долгую жизнь несла память о нем.Мне кажется, бабушка сама выбрала момент, когда ей уйти. Умирать 11 сентября она не хотела в Америке, как вы знаете, в этот день годовщина траура по башням-близнецам, а 13 сентября оказалось понедельником, слишком пошло. Вдова Бабеля не могла позволить себе такой безвкусицы…

После смерти мужа она прожила еще 70 лет.
Читать далее

За все на евреев найдется судья. За живость. За ум. За сутулость. За то, что еврейка стреляла в вождя. За то, что она промахнулась.

Игорь Губерман