но сначала — землянин!

Это Израиль, детка!

Эфраим Кишон

Эфраим Кишон в рабочем кабинете

Эфраим Кишон в рабочем кабинете

Это единственная страна, где матери учатся родному языку у своих детей.

Это единственная страна, в которой уже взрывались иракские СКАДы, Катюши из Ливана, самоубийцы из Газы и снаряды из Сирии, но все равно трехкомнатная квартира там стоит дороже, чем в Париже.

Это единственная страна, в которой богатеи представляют социалистическую левую идеологию, бедные – капиталистическую правую, а средний класс платит за все.

Это единственная страна, в которой израильское меню состоит из арабского салата, румынского кебаба, иракской питы и крема Бавария.

Это единственная страна, в которой можно знать о военном положении по тем песням, которые звучат по радио.

Это единственная страна, в которой человек в растрепанной рубашке с пятном – это министр, а человек в костюме и галстуке – его водитель.

Это единственная страна, в которой выражение «я же тебе не мешал» означает, что я хочу тебе помешать.

Это единственная страна, в которой мусульмане продают церковные сувениры христианам, а те расплачиваются с ними банкнотами с изображением Рамбама.

Эфраим Кишон - запомним его таким

Запомним его таким

Это единственная страна, в которой дети покидают родительский дом в 18 лет, но в 24 по-прежнему живут там.

Это единственная страна, в которой без проблем можно раздобыть компьютерную программу управления космическим кораблем, но техника по вызову для ремонта стиральной машины надо ожидать неделю, и только тут, если мы уже про это заговорили, существует уникальная единица измерения времени: «Я приду между одиннадцатью и шестью».

Это единственная страна, в которой на первом свидании парень спрашивает у девушки, в каких войсках она служила, и единственная страна, где выясняется, что ее боевой опыт богаче, чем у него.

Это единственная страна, в которой только 60 секунд отделяют самый скорбный день в году от самого радостного дня.

Это единственная страна, в которой большинство ее жителей не в состоянии объяснить, почему они живут именно здесь, но у них есть тысяча объяснений, почему невозможно жить ни в одном другом месте.

Это единственная страна, в которой если ты ненавидишь политиков, ненавидишь служащих, ненавидишь существующее положение, ненавидишь налоги, ненавидишь качество обслуживания и ненавидишь погоду, означает то, что ты любишь ее.

Это единственная страна, в которой я мог бы жить.

Это моя страна! Это Израиль, детка!

Дортмунд, 2001 год

Дортмунд, 2001 год

Русский климат в русском поле для жидов, видать, с руки: сколько мы их ни пололи, все цветут — как васильки.

Игорь Губерман