но сначала — землянин!

Точка в сердце

Не верилось в приговор

Когда Лена окончательно потеряла зрение, ей стали являться неведомые доселе ощущения даже видения. Ей трудно было объяснить это, а мне ещё труднее понять.

Я вообще до конца не сознавала, что произошло. Никак не могла поверить в приговор врачей. Как чумная, как в бреду ходила по иерусалимским улицам. Больница, гостиница, аптека… В мозгу включился автопилот, который управлял моими ногами, руками, моим телом. Я разговаривала с деревьями, камнями, изливая им своё материнское горе. Вечерами завороженно смотрела на сказочные Иерусалимские холмы, покрытые биссером огней. Я вижу это волшебство, а Лена — нет. Не может этого быть, потому что не может быть. Вот проснусь утром, стряхну с себя наваждение, и всё вернётся на круги своя. Мы поедем с Леной в старый город, посмотрим древние храмы, поднимемся на Масляничную гору и будем любоваться великолепием Иерусалима. Сколько людей мечтает побывать здесь — на Святой земле, сколько паломников рвутся сюда. Но наступало утро, и снова включался мой автопилот.

Не веря врачам, я бросалась к разным знахарям, экстрасенсам, которые бойко рекламировали себя в русскоязычных газетах. Порой доверчиво попадалась на удочку откровенных аферистов, которые ловко высасывали деньги, умело играя на моих материнских чувствах. Заканчивался 1995 год — год нашего приезда, а если честно, нашего бегства в Израиль. — Спасайтесь, как можете, — сказала мне откровенно, без обиняков львовский врач Елена Павловна. Без глаз жить можно, но ведь дело не только в глазах. Здесь вам не помогут, поверьте мне.

Мы пытались уехать в Америку. Не получилось. Не было прямых родственников. А Израиль нас принял. И вот мы в Иерусалиме. Поздно. Глаза потеряны. Но дело ведь не только в глазах. Сама жизнь на волоске. Вся надежда на израильскую медицину.

В отличие от меня, приговор офтальмологов Лена приняла без паники и не впала в отчаяние. Все удивлялись, дескать, какая она стойкая, сильная духом. Сила ли это? Стойкость ли? Или нечто другое. Перед нами был пример львовской поэтессы Елены Васковской, ослепшей тоже в 25 лет. Но Васковская не сразу оправилась от удара. В своей книге она пишет: «Я искала способ уйти из жизни. Лучше смерть, чем жить слепой… Я легла в постель, отвернулась к стене и так пролежала два месяца. Приходили друзья, но я не хотела с ними говорить…» Потом какая-то неведомая сила взяла Елену за руку, помогла сделать первый шаг и повела по жизни. Она будто воскресла. Вдруг стала писать стихи. Строки возникали ниоткуда и рвались наружу. «…Может быть я прозрела? Ещё раз распахнула шире глаза. Нет, я не видела ничего.»

Моя Лена знала историю Васковской, читала и слушала её стихи. И, возможно, они поддержали её на первых порах. Но у каждого своя судьба. И свою боль надо пережить самому.

Из песни слов не выбросишь

Ещё один удар обрушился на Лену. Удар из тыла. От неё ушёл муж. Ушёл так ушёл — не она первая, не она последняя. Но момент, сами понимаете, какой. Лена старается избегать разговора на эту тему, и я чувствую, как она гневается, читая эти строки. Но из песни слов не выбросишь. Свой уход спутник жизни объяснял чем угодно, только не слепотой Лены, не её болезнью. Это выглядело бы неблагородно. А ему очень хотелось в глазах окружающих казаться хорошим. Он часто подчёркивал, что в первый месяц по приезде в Израиль, он не отходил от Лены, опекая её. И все хвалили его, какой, дескать, он любящий муж. Что правда, то правда. Так оно и было. Но ведь жизнь состоит не из одного месяца. Бросив любимую, очутившуюся в полной темноте, он потом на протяжении десяти месяцев даже не поинтересуется, как она живёт и жива ли вообще. Объявится лишь тогда, когда я разыщу его, чтоб узаконить развод.

Лена осталась без средств существования. Не разведясь официально, она считалась замужней и, как новая репатриантка, не имела права самостоятельно получать государственное пособие.А подъёмные ( так называемую корзину) государство уже перестало выплачивать. Бракоразводный процесс благоверный затеял первым, нашёл даже адвоката, но остановился. То ли понял, что это слишком дорогое удовольствие, которое ему не по карману, то ли опасался, что его могут лишить израильского гражданства. Ведь при переезде в Израиль на ПМЖ супружеских пар по закону супруг еврей считается локомотивом, а нееврей — как бы прицепом. И вот прицеп отцепился. Причём очень быстро. Сразу же после выплаты «корзины» и прочих льгот. Это, естественно, могло вызвать подозрение в определённых службах. С гражданством неевреев в Израиле большие проблемы.

Но не будем гадать, не будем вдаваться в подробности, хотя некоторые из них, на мой взгляд, разительны. Я и так рискую вызвать недовольство Лены, затрагивая закрытую для неё тему. И всё же не могу удержаться, чтобы не вспомнить такой эпизод. Через несколько лет после развода, когда у Лены всё наладится, экс-супружник, у которого наступит полоса неудач, приедет к нам с двумя букетами роскошных цветов и бутылкой «Шампанского». Один букет он вручит мне и скажет, что я «золотая мама». А Лену осторожно спросит: — Не могли бы мы снова сойтись?
Лена ответит: — Нет.
Но это будет потом, через несколько лет. А пока… Пока надо пережить новый удар, Лена приняла его с достоинством. Ни слова укора, никакой попытки цепляться за мужа. В её -то состоянии! Тут впору сломаться более крепкому человеку. Не сломалась. Что же помогло ей устоять? Когда-то меня очень тронули такие стихи Елены Васковской:

Благодарю тебя, судьба,
Что я, сгорая, не горела,
Что выжили душа и тело,
Благодарю тебя, судьба.
Благодарю тебя, судьба,
Что замерзая, не застыла,
Что приняла удар из тыла,
Благодарю тебя, судьба.

Васковская тоже испытала горечь разрыва с близким человеком, который не мог долго терпеть её слепоту. К счастью, судьба улыбнулась ей. Её полюбил молодой красавец Алексей Матвейчук, талантливый скрипач и композитор, полюбил за её стихи, за то, что порождало эти стихи. А она полюбила его за музыку, за то, что рождало эту музыку. Они стали вместе готовить замечательные концертные программы. Львовская публика аплодировала им стоя.

За что мне эта тьма?

Перед отъездом в Израиль я пришла к Васковской попрощаться. Она уже знала, что Леночке предстоит операция на глаза, знала, что потеря зрения — следствие сахарного диабета. Васковская пожелала нам держаться и подарила кассету с записью последней концертной программы. На кассете оставался незаполненный кусочек и, отмотав ленту, Васковская проговорила в диктофон: «Лена, ничто в этом мире не случайно». А затем прочитала строки своих стихов:
» Я думала, за что мне эта тьма,
Не понимая, что она — путь к свету».
Через несколько лет Елена Васковская и Алексей Матвейчук тоже станут израильтянами.

Путь к Свету. К Свету с большой буквы. К Свету в высшем смысле. Каждый ли понимает, что это значит? Каждый ли ищет этот путь? Тогда мне было недосуг задумываться о столь высоких материях. Я крутилась как белка в колесе, решая вопросы куда более приземлённые. А сейчас, оглядываясь назад, перематывая ленту событий, пытаюсь разобраться в некоторых вещах. Только пытаюсь…

Иерусалимскую гостиницу для новых репатриантов нередко посещали разные должностные лица, представители всяких партий, а также религиозных общин. Каждый по-своему старался повлиять на умонастроения новых израильтян. Мужчины в черных шляпах, с пейсами и без оных, приносили яркие книжечки о еврейских праздниках, дарили шабатние или ханукальные свечи, объясняли, когда и как надо их зажигать и какую молитву при этом читать. «Барух ата адонай, мелех а-олям, ше кидшану бэ-мицвотав…», складывала я русские буквы в незнакомые ивритские слова.

В гостиничные номера стучались и христиане. Они приносили книги об Армагеддоне, о вечной жизни и земном рае, о царстве Бога и тому подобное. Однажды к нам в номер пришли две женщины. Одна изъяснялась по-английски, другая переводила её на русский. Они принесли книжку об одной девушке, которую парализовало от несчастного случая и которой с помощью друзей и с помощью веры удалось преодолеть себя и сделать свою жизнь полноценной. Видимо, наши гостьи прослышали о Леночкиной беде и решили укрепить её дух. К концу визита та, что говорила по-английски, обратилась к Лене:
— Я хочу помолиться за тебя. Что бы ты попросила у Бога?
— Прозрения, — ответила Лена, — не только в прямом смысле, но и в другом… Вы меня понимаете?
— Понимаю.- И женщина стала что-то нашёптывать на английском языке, держа ладони над головой Лены.

Прозрение в другом смысле… Вроде бы Лена человек не дремучий. Отлично училась в школе, окончила медицинский институт. Во Львове мы общались с писателями, моими коллегами журналистами, с артистами, художниками. Часто ходили в театры, посещали художественные выставки. Дома у нас была огромная библиотека.

Прозрение в другом смысле… Какие вопросы зародились в голове Лены? Возможно они рождены новыми ощущениями, которые ей трудно объяснить, а мне ещё труднее понять?

Где ты, тропинка?

В ту пору мы много читали. Вернее, читала я вслух. Хотелось хоть как-то восполнить вакуум, возникший от утраты зрительной информации. Неподалёку находилась русская библиотека, не богатая, но всё же. Мы оттуда без разбору брали попадавшиеся под руку книги. Перечитывали Ремарка, Пушкина, Есенина, Цветаеву, Бродского. Знакомые произведения воспринимались по-новому. В них открывался подспудный смысл, улавливались неожиданные ноты, что раньше проскальзывало мимо внимания. Смешно, но даже «Евгений Онегин» порой читался как откровение.

Мы знакомились с Торой. Нам подарили Тору, где на одной странице текст на иврите, а на другой на русском. Параллельно читали Библию, сравнивая её с Торой. Разумеется, тексты одни и те же, но есть разночтения из-за разных переводов. Ведь Библия сначала была переведена на греческий, а потом уж на русский. Мы отмечали эти различия, которые особенно коснулись собственных имён.

В городе Беэр — Шеве, где нам дали государственную квартиру (Амидар), нас приглашали в различные группы по изучению Торы. Одна из них была группа прогрессивного иудаизма, другая хасидская. Заинтриговала нас лекция о кодах Торы. Лена хваталась то за одно, то за другое. Видимо, росло у неё желание найти ответ на какие-то глубинные вопросы, которые тормошили душу. Возможно это был поиск тропы, ведущей к прозрению в том другом смысле.

Ещё в одну сторону качнуло Лену. На пляже в Хайфе мы познакомились с одними ребятами (ужасть какие умные!). Они рассуждали о какой-то Дианетике. — Это наука о разуме, — пояснили ребята. Она помогает твёрже на ногах стоять, лучше реализовать свой потенциал, учит выживать в личном и глобальном масштабах.

Ребята назвали адрес, по которому можно обратиться за консультацией. — Пойдём? — Давай пойдём. Еле отыскали небольшой офис. Нам показали фильм о применении Дианетики в жизни, о психологических опытах. Мы купили толстую книгу «Дианетика. Современная наука душевного здоровья». Автор Л.Рон Хаббард — американский философ и писатель. Книга основана на научных наблюдениях и исследованиях человеческого разума и духа. Начали читать, однако так и не одолели до конца сей фолиант.

Наверняка, там содержалось много познавательного и практически полезного. Но не пошла наука. Лена быстро утратила к ней интерес. А мне и подавно не хотелось грузить свои замороченные мозги. И «Дианетика» заскучала на книжной полке.

Но вот на этой книге мы задержались подольше. «Мозаика Агни Йоги или Ученье Света». Небесный диктант, услышанный великой женщиной — Еленой Ивановной Рерих. Имя уважаемое и авторитет^ное. Жена великого художника и поэта Николая Константиновича Рериха, мать великих сыновей Святосла^ва Николаевича и Юрия Николаевича. Основатель и первый президент Гималайского института научных исследований. Если такой человек утверждает, что пишет с голоса Высшего пространства, может стоит внять его слову — слову о «духовной офтальмологии, о прозрении сердцем». «…Человеку необходимо реальное познание и постижение Высшего мира. Лишь реальное постижение Высшего мира даёт человечеству равновесие. Равновесие составляет основание бытия». «…К вопросу о человечестве как о сердце едином надо обращаться часто». Но как постичь недосягаемое и беспредельное? Как самому услышать небесный диктант? Можно ли развить такой слух?

Время не стояло на месте. Понемногу я стала привыкать к Лениной слепоте. Она спокойно управлялась по дому — и постель сама стелила, и квартиру убирала, нарезала свои любимые салаты, причём делала это лучше меня. Брала уроки музыки, занималась в тренажёрном зале. Только когда-никогда меня больно кольнёт вопрос: «Мама, какого цвета эта майка?» «Без глаз жить можно», — вспоминала я слова львовского врача, но ведь дело не только в глазах… Отказали почки. Выход один — гемодиализ. Это снова звучало как новый приговор. — Да чего ты, мама, вечно паникуешь! Ну и паникёр ты! Как что, сразу: ох, ах, караул! Живём и слава Богу, — читала мне мораль моя дочь.

Три раза в неделю по четыре часа Лену подключали к аппарату, выполняющему работу почки. Процедура тяжёлая, изнурительная. Но деваться некуда. Кстати, в Израиле к гемодиализу относятся куда спокойнее, чем на нашей бывшей родине.

Нет, крыша не поехала

Как-то внимание Лены привлекла передача на радиостанции РЭКА. Она включила громче радио и подсела к приёмнику. Корреспондент беседовал с равом Михаэлем Лайтманом. Речь шла о Каббале.

— Мама, запиши телефоны и адрес. Нет, она не воскликнула: «Эврика!», но я почувствовала, что, наконец, она нашла то, что искала.

Я позвонила раву Лайтману, и нам выслали кассеты с записью вступительного курса для начинающих. Там популярно объяснялось, что такое Каббала, как она возникла и что она может дать отдельному человеку и человечеству в целом. Я тоже краем уха слушала эти кассеты, краем глаза заглядывала в книги о Каббале. Конечно, всё это очень интересно, но сложно. Боясь эффекта испорченного телефона, не решаюсь излагать своими словами то, что я уловила. Но и ничего не сказать вообще, тоже нельзя. Всё-таки попробую, как говорят украинцы, «на холопский розум», передать в общих чертах, своё понимание Каббалы. Согласитесь, мы уже давно предчувствуем, что кроме нашего материального мира, который исследует естествознание, существует другой, скрытый от нас мир. Вот его-то исследует, изучает наука Каббала. Это наука о высших мирах, об их постижении, о высшем управлении мирозданием. Единый глобальный закон высшего управления в Каббале называют Творцом. Позволю себе процитировать интервью с равом Лайтманом для журнала «Новое человечество»: «Это самый глобальный закон, который нисходит на нас, строит нас, создает нашу Вселенную, управляет всем, начиная с мельчайшей клетки до целой космогонической структуры». Вам не предлагают верить вслепую, а учат определённой методике. Эту методику разработали древние каббалисты, люди, ощутившие связь с Высшим миром. Кто они? Кое-кого из них вы знаете. Прежде всего, это Авраам, Моисей. О других вы можете узнать, если захотите.

1997 год. После метаний в поисках смысла жизни и того особого Света, дающего особое Прозрение, Лена пришла к Каббале. Она брала кассеты и плеер на диализ и слушала, слушала, слушала.

После начального вступительного курса, Лена приступила к более углублённому циклу лекций.

Два года занималась она самостоятельно, по кассетам. А затем в Беэр-Шеве образовалась группа по изучению Каббалы. Из Тель-Авива приезжал преподаватель и проводил уроки вживую. О Каббале стали больше писать в газетах, говорить по радио.

«Будьте осторожны, — предупреждали нас знакомые, — там что-то с мистикой связано. Как бы крыша у Лены не поехала. Смотрите, что б вас в какую-то секту не втянули». Родственница из Ирландии в своём письме поинтересовалась: «Я слышала, что ты, Леночка, увлеклась тайной религией «Кабала». Что она там закабаляет?»

Лично я за Леночкину «крышу» не опасалась. И само слово «Каббала» с двумя «б» не отпугивало.

Это по-русски от него боязно. А я уже немного знала иврит, где это слово встречается повсеместно. Им называют всё, что связано с приёмом, получением. Это отглагольное существительное от глагола «лекабель» получать, принимать. Кстати, и в русском слове «кабала» в древности означало письменный договор, тоже что-то связанное с получением. Потом смысл его изменился.

А с религией Каббала связана в такой же степени, как, скажем, физика, химия, математика, но не более.

Что касается самой личности современного каббалиста рава Михаэля Лайтмана, то и она не казалась подозрительной. Не колдун, не шаман, и уж конечно не сектант. Он просто — учёный биокибернетик. Кандидатскую защищал в Ленинграде. Став равом каббалистом, защитил в Москве докторскую по философии. Затем его примут в члены клуба мудрецов мира. Есть такой клуб. В него входят 16 человек — современных философов. Его путь в Каббалу — это отдельная статья. Ученому из России, приехавшему в Израиль в 1977 году, суждено принять эстафету, передаваемую великими каббалистами из поколения в поколение. Михаэлю Лайтману суждено было стать непосредственным близким учеником рава Барух Шалом Алеви Ашлага, умершего на руках у своего ученика. Перед смертью он передал Лайтману тетрадь, которую постоянно держал при себе. В тетради им были записаны беседы его отца — каббалиста «Бааль Сулама», автора 21-томного комментария на книгу Зоар, 6-томного комментария на книгу великого Ари и многих других книг по Каббале.
Веками Каббала была сокрыта от масс. Ею занимались лишь единицы. Почему? Сказано, что люди были не готовы к её восприятию. Не настал час. Ещё в древних книгах сказано, что тот час настанет в 1995 году. Именно тогда массы начнут приходить к Каббале. Именно тогда с ней будет снят запрет. Например, об этом писал каббалист Ари ещё в 1У веке н.э. в «Книге Зоар» («Книга Сияние»).

Я не каббалист, я только учусь

Всего 30 лет назад, их были единицы. И вот наступили предсказанные 90-годы 20-го столетия. Усилиями Михаэля Лайтмана стали создаваться группы по изучению Каббалы во многих городах Израиля. В одну из таких групп и пришла моя Лена. А буквально через несколько лет стали возникать каббалистические группы в разных городах мира. Этому во многом способствовало такое чудо века, как интернет. Мы обзавелись компьютером. Лена отложила в сторону плеер и кассеты. » Это уже каменный век, мама.» Установили на компьютере «говорилку» — специально для Лены. Все тексты на экране «говорилка» озвучивает. Компьютерные премудрости Лена одолела довольно легко. По всемирной системе интернет Международная академия Каббалы (заметьте, уже академия) транслирует курс заочного обучения «Наука Каббала». Систематически по интернету идёт прямая трансляция ночных уроков, которые ведёт сам рав Лайтман. «Ночные уроки» — это основа учебной программы, по которой изучается каббалистическая методика выхода в духовное пространство. Начинаются они в три часа утра. Почему так рано? Как мне объяснили, это время наиболее благоприятно для восприятия материала. К тому же ученикам надо поспеть на работу. Все они трудятся, зарабатывая на хлеб насущный. Когда отсыпаются? Откуда берут силы? Берут откуда-то… Ночные уроки проходят в Международном каббалистическом центре Бней Барух (заметьте, уже есть Международный центр). Располагается центр в пригороде Тель-Авива — Петах-Тикве. Там живёт сам рав Лайтман и там обосновалась основная группа.

Считается, что занятия и общение в группах очень важны. А ещё важны сами отношения между людьми, приобщившимися к Каббале, духовная поддержка друг друга.

Не уверена, к месту или нет, но мне хочется рассказать о таком эпизоде. Июнь 2001 года. Изнурённая диализом Лена наконец-то дождалась очереди на трансплантацию двух органов — почки и поджелудочной железы. Стоит ли говорить, сколь уникальна и сложна эта операция. Пересаженная поджелудочная прижилась сразу и заработала. А почка никак не могла очнуться и не подавала признаков жизни. Прошёл день, второй, третий, четвёртый… Лена разбухла будто надутый шар. Я умоляла врачей, профессоров: «Ну, сделайте что-нибудь! Неужели ничего нельзя сделать?! Ну, возьмите мою почку!». Лена одёргивала меня: «Не паникуй, мама! Вечно ты паникуешь!».

Беспрерывно звонил мой мобильник. Друзья переживали за Лену. Слух о её состоянии дошёл до рава Лайтмана. Он посоветовал всем, кто занимается Каббалой, подумать о Лене, сосредоточить коллективную мысль на ней. И все сосредоточившись, подумали о Лене, пожелали ей поправиться. Я не вправе делать какие-то умозаключения. Но почка очнулась, ожила. Сработал ли сугубо медицинский фактор, подтолкнул ли её мощный коллективный импульс, посланный Лене? Чего не знаю, того не знаю. Но в любом случае, тот искренний сильный дружеский порыв тронул меня до глубины души.

…Каждый день Лена садится за компьютер. Она слушает ночные уроки, общается по интернету с товарищами по учёбе, следит за каббалистическими новостями: где, в какой стране был рав, с кем встречался, что происходит в основной группе. И что очень важно, она переводит с иврита на русский определённые уроки рава Лайтмана. Такое ей дали поручение, она с готовностью приняла его. Иногда она меня подключает к переводам, когда нужно посмотреть в ивритский словарь или в толковый словарь Ожегова,словарь синонимов русского языка . Нужно сказать, что в кабалистическом интернет — сайте подаются материалы на 22-х языках. Представьте себе, как слаженно должна действовать сеть переводчиков. Прямые трансляции уроков и различных встреч ведутся в синхронном переводе на русский и английский. Подсчитано, что заочно, по виртуальным урокам обучается около миллиона учащихся из 68 стран мира. Много это или мало — это как посмотреть. Вспомним недалёкие 90-годы.

Говорят, существуют ещё различные течения, именуемые каббалистическими. Некоторые из них занимаются продажей амулетов, чудодейственной водички, платными лекциями, причём дороговатыми. К организации «Бней Барух», руководимый равом Лайтманом, они никакого отношения не имеют. В «Бней Барух» обучение бесплатное. Организация существует на добровольные взносы каждого члена. Учебный процесс, определяемый каббалистом Михаэлем Лайтманом и несколькими его помощниками, не соприкасается с коммерческой и другими видами деятельности центра. Он занимается изданием пособий, проведением семинаров, конгрессов. Кстати, эти строки я пишу накануне очередного конгресса. Такие форумы устраиваются на каждый Песах или в Суккот. И если прходят они в Израиле, Лена неприменно участвует в них. А я так и не углубилась в Каббалу, оставаясь как бы сторонним наблюдателем. Видимо, не разви^вается во мне та «точка в сердце» (каббалистический термин), то стремление, что побуждает к ощущению Высшего света. В принципе, я не против ощутить Высший свет. Но вот методически учиться, разбираться в схемах, формулах, графиках — слабо. Честно говоря, я удивляюсь своей Лене — как это всё ей удаётся. Всё-таки когда-никогда я заглядываю в интернет-сайт: http: //www.kabbalah,info Задерживаюсь там, когда, скажем, Лайтмана терзает журналистская братия. Эти товарищи без комплексов, и вопросы у них бывают неожиданные, острые, порой каверзные или скептические. Беседы с учёными — российскими, американскими, японскими мне тоже интересны. Здесь уже всё солидно, глобально, на научном уровне. А простые люди задают вопросы попонятнее: «может ли Каббала улучшить жизнь на Земле?», «Каббала и гипноз», «Можно ли излечивать болезни с помощью Каббалы?», «Может ли Каббала избавлять от наркомании?», «Есть ли жизнь и разум на других планетах и галактиках с точки зрения Каббалы?», «Это только иудейское учение или им могут заниматься люди других национальностей?», «Действительно ли существуют такие феномены, как сглаз, проклятие, аура, ведьмы, ангелы?», «Каббала» развивает шестое чувство. Окуда оно может взяться?». И так далее и тому подобное.

Вам тоже это интересно? Что ж, подключайтесь к каббалистическому интернет-сайт или загляните в популярные брошюрки.

…В половине пятого утра Лена начинает слушать ночной урок. Из её комнаты долетают отдельные слова: «Ор Макиф», «Ор Пними», «Ор Хозэр», «Ацилум», «некуда ше ба лев…» Я уже знаю, что они значат: окружающий свет, внутренний свет, наполняющий душу, отражённый свет, мир управления и исправ^ления и, уже знакомое нам — точка в сердце — особый орган связи с Творцом.

И думается мне: может, и в самом деле, Лена вышла на тропу, что ведёт к Прозрению в высшем смысле. Если это так, то, как говорится, Бог в помощь.

<— Не пиво — диво…

А часики тикают… —>

Еврейского разума имя и суть - бродяга, беглец и изгой; еврей, выбираясь на праведный путь, немедленно ищет другой.

Игорь Губерман